О чем КНР, Южная Корея и Япония договорились на первом с пандемии саммите

В Сеуле впервые после четырехлетнего перерыва прошли переговоры лидеров Китая, Южной Кореи и Японии. Что обсуждали ведущие азиатские державы и следует ли США опасаться сближения своих союзников с Пекином — в материале РБК Что обсуждали лидеры трех азиатских держав

26–27 мая в Сеуле прошли трехсторонние и двусторонние переговоры премьер-министра Китая Ли Цяна, президента Южной Кореи Юн Сок Ёля и премьер-министра Японии Фумио Кисиды. Саммит прошел впервые после перерыва в четыре с половиной года — предыдущий состоялся в декабре 2019 года, незадолго до начала пандемии COVID-19. Прежде переговоры в подобном формате, учрежденном в 2008 году, проходили ежегодно.

Первой на саммите состоялась двухсторонняя встреча Ли Цяна с Юном и председателем правления Samsung Electronics Ли Чжэ Ёном. Как сообщает «Синьхуа», китайский премьер призвал Сеул укрепить сотрудничество в сферах высоких технологий, «новой энергетике», искусственном интеллекте, биомедицине и других сферах. «Поддержание стабильных и бесперебойных производственных цепочек и поставок в обеих странах служит их собственным интересам. Например, в полупроводниковом секторе, несмотря на давление со стороны Соединенных Штатов, китайские производственные цепочки продолжают приносить пользу южнокорейским компаниям, включая Samsung», — говорится в сообщении китайского госагентства.

В итоге Сеул и Пекин условились создать новые и возобновить прежние каналы коммуникации между дипломатами и военными по вопросам внутренней и внешней безопасности, включая так называемый полуторный трек (между действующими правительственными чиновниками и экспертным сообществом, представленном в том числе бывшими дипломатами) и переговоры по стратегической безопасности на уровне заместителей министров иностранных дел. Кроме того, Китай и Южная Корея перезапустят работу совместного комитета по инвестиционному сотрудничеству, которая была приостановлена в 2011 году, и запланировали на начало июня рабочую встречу по соглашению о свободной торговле.

В тот же день Юн провел отдельную встречу с премьер-министром Японии, на которой был закреплен курс на дальнейшее военно-дипломатическое и экономическое сотрудничество двух стран. Южнокорейский президент выразил надежду, что совместная работа двух лидеров позволит вывести двусторонние связи «на еще более высокий уровень» в преддверии 60-й годовщины установления дипотношений в следующем году.

Также 26 мая прошли двусторонние переговоры между Ли и Кисидой — впервые со вступления последнего в должность премьер-министра (в сентябре 2023 года они провели лишь короткую 15-минутную беседу). Японский лидер обратился к Пекину с призывом снять введенный в прошлом году запрет на импорт японских морепродуктов, введенный из-за сброса очищенной воды с разрушенной АЭС «Фукусима». В ответ Ли предложил учредить международную систему по мониторингу сбрасываемой воды, сообщает японская газета «Асахи Симбун».

Кисида также предупредил, что Токио внимательно следит за развитием ситуации вокруг Тайваня, в том числе в военной сфере. На минувшей неделе, после инаугурации нового президента Тайваня Лая Циндэ, которого китайские власти обвиняли в опасном сепаратизме и назвали «зачинщиком войны», Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провела масштабные учения в Тайваньском проливе. Согласно заявлению МИД КНР, Ли сказал Кисиде, что Тайвань находится в «ядре» интересов Пекина, и назвал этот вопрос красной линией, которую нельзя пересекать.

На следующий день, 27 мая, состоялись трехсторонние переговоры. На них Ли Цян предостерег от «превращения торгово-экономических вопросов в политические игры или вопросы безопасности» и протекционизма, сообщает «Синьхуа». В начале встречи китайский премьер также осудил «формирование блоков и лагерей», подразумевая, по всей видимости, действия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но открыто критиковать Вашингтон не стал. Вместо этого он призвал Японию и Южную Корею, которые участвуют в региональных военно-политических структурах под эгидой США, «придерживаться духа стратегической автономии и поддерживать наши двусторонние отношения». «Китай, Япония и Южная Корея должны надлежащим образом решать деликатные вопросы и разногласия, а также учитывать основные интересы и озабоченности друг друга. И действительно построить настоящую многосторонность», — заявлял Ли.

По итогам переговоров стороны приняли совместную декларацию, в которой условились создать и реализовать взаимовыгодные проекты в шести сферах:

  • гуманитарные обмены (цель — вовлечь в подобные обмены, в том числе при помощи туризма, 40 млн человек к 2030 году);
  • устойчивое развитие, включая борьбу с изменением климата;
  • экономическое сотрудничество и торговля (в том числе посредством ускорения переговоров по трехстороннему соглашению о свободной торговле);
  • общественное здравоохранение, в том числе в условиях старения населения;
  • научно-техническое сотрудничество, включая цифровую трансформацию;
  • оказание помощи в случае стихийных бедствий и обеспечение безопасности.

Представители Китая, Южной Кореи и Японии также условились проводить последующие встречи в трехстороннем формате без длительных перерывов и объявить следующий год годом культурных обменов между тремя странами. Кроме того, они обсудили региональную повестку, включая ситуацию вокруг КНДР, власти которой за несколько часов до саммита объявили о планах запустить новый разведывательный спутник в начале следующей недели. Юн и Кисида потребовали от Пхеньяна отказаться от запуска, противоречащего резолюциям Совета Безопасности ООН. Ли же призвал «все стороны играть конструктивную роль и сохранять приверженность ослаблению напряженности». В совместном коммюнике говорится, что Пекин, Сеул и Токио подтвердили свои позиции по денуклеаризации Корейского полуострова и договорились «продолжить прилагать позитивные усилия для политического урегулирования проблемы Корейского полуострова».

Следует ли США опасаться сотрудничества союзников с Китаем

С 2008 года в целом и за последние четыре с половиной года в частности отношения между тремя странами и система международных отношений претерпели значительные изменения. Сеул и Токио, чьи отношения долгое время были обременены непростым наследием Второй мировой войны, в последние два года значительно сблизились — во многом с подачи Соединенных Штатов.

В марте 2023 года южнокорейское правительство приняло решение о выплате компенсаций рабочим, принудительно трудившимся на японских предприятиях во время оккупации страны в 1910–1945 годах, из средств местных компаний, а не за счет Токио, тем самым проложив путь к разрешению многолетнего диспута. В том же месяце Юн Сок Ёль нанес визит в Японию, а в мае Кисида посетил Сеул.

В августе 2023 года в загородной резиденции президента США Кэмп-Дэвид состоялся трехсторонний саммит, на котором был подписан военно-политический пакт о безопасности, имеющий своей целью не только сдерживание Северной Кореи, но и обеспечение стратегических интересов партнеров во всем Индо-Тихоокеанском регионе, то есть и сдерживание Китая.

Изменилась за эти годы и система власти в Китае. Прежде полномочия между председателем КНР и премьером были разделены, и поэтому глава правительства, в ведении которого находились вопросы торгово-экономического сотрудничества, полноценно представлял Пекин на переговорах с Сеулом и Токио. Сейчас же почти вся полнота власти сосредоточена в руках председателя КНР Си Цзиньпина, а потому две другие участницы формата могут потребовать, чтобы в дальнейшем Пекин на переговорах представлял именно он, считают опрошенные Associated Press эксперты.

Япония и Южная Корея, несмотря на их опасения в связи с действиями Китая в регионе и ориентацией на сближение с США, заинтересованы в нормализации отношений с КНР, поскольку это их ведущий торговый партнер. Как отмечает The New York Times, КНР, в свою очередь, рассчитывает хотя бы немного снизить влияние США на эти две страны при помощи трехстороннего соглашения о свободной торговле и предоставления японским и южнокорейским компаниям более широкого доступа к своему рынку.

Вместе с тем американские аналитики, опрошенные Washington Post, не считают возобновление трехстороннего формата поводом для тревоги со стороны США. «Но это должно показать тем, кто продвигает антикитайскую линию, что у наших союзников есть свои интересы и они не всегда совпадают с нашими», — заявил эксперт Стэнфордского университета Дэниел Снайдер.

Вместе с этим читают: